20.05.2014

big123470img_4048Первые дни мая — это праздники весны и труда! Эти дни объединяют всех, кто сегодня занят делом. Всех, кто считает, пишет, пашет, строгает, копает, строит — в общем, работает!

В разные времена в обществе популярны и престижны разные профессии. Но все они без исключения — достойные и уважаемые. Землекоп, разносчик печатного спама, хирург или страховой агент — любой человек, занятый своей работой, полезен и почитаем. «У каждого дела запах особый», — такими словами начинается знаменитое стихотворение детского писателя Джанни Родари «Чем пахнут ремесла».

По случаю Первомая — праздника, близкого сердцу каждого советского и российского человека, VL.ru предлагает вниманию читателей серию коротких историй о людях и их профессиях.

Девятый выпуск мы посвятили профессии учителя.

Профессия учителя – нелегкий и зачастую неблагодарный труд. При этом совсем непрестижный в нашей стране. О «прозе и поэзии» профессии рассказала преподаватель русского языка и литературы владивостокского колледжа машиностроения и транспорта, заслуженный учитель РФ, отличник народного просвещения и профессионально-технического образования РФ Элла Березовская.

Элла Григорьевна – коренная дальневосточница: окончила Хабаровский педагогический институт в 1969, позже переехала вместе с мужем в Магадан, а оттуда, в 1991, во Владивосток. Учителем работает уже 52 года.

— С какими сложностями столкнулись в начале работы?

— Дисциплина! Сперва я работала в начальной школе. Очень шумный класс достался. А мне тогда 22 года было. Пришла устраиваться, и отправили меня на урок географии в 4 класс — посмотреть. Зашла в класс — на каблуках, в черном костюмчике, стройная и подтянутая. От бедности на руке часы были мужские. И ученики вслед – «стиляга»! Я тогда такое увидела! Дети шумят, учительница берет указку и кричит: «Я ухожу, новая учительница от вас тоже уйдет!»

— Не было желания сразу «сбежать»?

— Было. Я неделю так ходила, наблюдала. А потом сказала мужу: «Может, уйти?» Но он как-то сумел ответить, с верой в меня: «Неужели ты не справишься?» Я разозлилась. И начала работать: захожу в кабинет, дети, как всегда, шумят, не слушают, а я  стою — на часы смотрю! У детей глаза на меня – не орет, не топает ногами – стоит, да еще и на часы смотрит. Замолчали. Я тихо говорю: «Вы у меня отняли семь минут. Звонок будет с урока, ни один на перемену не пойдет. Сколько минут за день наберется – столько минут после урока будете сидеть». Так потихоньку их приручила. К 8 Марта завод выдал премию. Дети учиться стали. Мне повезло с хорошими наставниками — было очень стыдно плохо работать. Я боялась их подвести. И мама всегда учила любую работу делать хорошо.

— А как сейчас дети отзываются о Вас, как думаете?

— Считают строгим учителем, требовательным. Но я и не добиваюсь любви в том смысле, когда говорят «люблю учителя». Учителя надо уважать. Уважать как преподавателя. Любить маму, своих родных, девушку. Я знаю, что они иногда меня недолюбливают. Но следующие годы показывают, что в их душе я все-таки оставляю хороший след.

— Поддерживаете связь с бывшими учениками?

— Конечно! Есть благодарные парни. Один пришел через 3 года и сказал: «Спасибо, что вы мне дали дорогу в жизнь. Заставляли работать». Мы тогда с ним еле на 3 вытянули. И он доучился. Часто уже взрослые ребята останавливают, здороваются. А один даже сказал, что его сын занимается по конспектам, которые он сам здесь писал.

— Как сейчас боретесь с плохой дисциплиной? Это ведь уже не начальные классы – взрослые ребята.

— Нужно очень четко объяснять свои требования и не забывать их спрашивать. Ученики должны точно знать, что от них ждут. Сейчас проблем с дисциплиной нет – сидят, слушают, вроде бы подчинились, но на проверке показывают плохой результат, не могут ответить на вопросы. Это проблема, которая, скорее всего, идет еще из школы. Уже в школах на весь класс — 10 работоспособных детей, остальные учатся на 3. Сейчас стараюсь всё объяснять первокурсникам на простейшем языке.

— Все-таки кто виноват? Кто должен воспитывать – школа или родители?

— Конечно, не только школа! Раньше нас учили – тряпка, мел, доска. Но мы учились, писали сочинения, обкладывались книгами в библиотеке. Ни у кого не списывали. Сейчас такого не бывает. И не в школе дело. Виноваты и родители. Когда началась перестройка, в погоне за рублем — «куй железо, пока Горбачёв», никто не заботился о детях. Вот и наковали – пивное поколение.

— В колледже выпускаются слесари, механики, машинисты… Ребята, наверное, считают, что правила русского языка и знание классической литературы им не понадобятся ни в работе, ни в жизни? Пытаетесь как-то переубедить?

— Когда я только начала здесь работать, поняла, что должна материалы связывать с железной дорогой, помогать усваивать сухой язык. Чтобы были слова, темы, связанные с будущей профессией. У меня много интересных заданий про машинистов, загадки, стихи про светофор, памятки, карточки про электричку, о машинисте, о путейцах, правила поведения на ж/д.  Иногда прошу найти что-нибудь о выбранной профессии. Уже много всего накопилось. Моя задача – заставить их читать и писать, заинтересовать. Нашла рассказы «Жена машиниста» и «В этом прекрасном и яростном мире». Читала им, беседовали. Там хорошие темы затрагиваются: «Что важно в жизни?» Я всегда им говорю, что литература очень современна. Только надо уметь увидеть это. Почему, например, Пьер Безухов, грамотный человек, богатый, всего добившийся, ставит вопрос – кто я такой, для чего я живу, в чем мое назначение? Не в деньгах, о которых сейчас все говорят, счастье и не в их количестве – значит, еще в чем-то. Мы видим, через что прошел Пьер, пока нашел себя. И приходим к выводу, что и каждый себя найти должен. А классическая литература в этом помогает. Помогает задавать важные вопросы.

— Ваше любимое произведение? Что бы Вы посоветовали читать?

— Очень люблю «Преступление и наказание» Достоевского. Сколько раз читаю – всегда что-то новое для себя нахожу. Сейчас нравятся некоторые произведения Виктора Пелевина. И Захара Прилепина советую — язык чистый, легкий.

— Чему стремитесь научить в первую очередь?

— Быть человеком. Где бы и в каких условиях ни был – останься человеком! Я не могу пройти мимо подлости. И часто привожу слова Шукшина о том, что не в корзинах нам из-за границы подлецов забрасывают – мы сами их рождаем.

— У Вас на столе сочинения «Проза и поэзия выбранной профессии». А «проза и поэзия» работы учителя в чем?

— Эту тему сочинения я специально для ребят придумала, чтобы заинтересовать. Начинается разговор с вопросов: что такое поэзия вообще и что такое проза? А проза жизни — что такое? Ну а поэзия жизни? Переходим к профессии – рассказываю им о себе, для примера: «Вот у вас на виду мой труд. Проза его в чем? Каждый день одно и то же, ошибки, плохая дисциплина. А поэзия? Наверное, когда двоек нет. Да, мое настроение зависит от ваших успехов. Даже если вы написали на 3 – это уже наш с вами итог. И я уже горжусь, иду домой с поднятой головой и в хорошем настроении».

big123470img_4036big123470img_4058big123470img_4046
big123470img_4041
Читать далее: http://www.newsvl.ru/stories/2014/05/07/123470/#ixzz32Fbdux59 Новости Владивостока на VL.ru